Интервью с Вааваном (Repus Tuto Matos, Black Room Community)

2010.12.06; автор: ; метки: интервью

Недавно в Питере прошёл фестиваль Black Room Fest II, организованный группой Black Room Community, возглавляет которую вокалист группы Repus Tuto Matos (Вааван).  Интервью он даёт редко, а вопросов накопилось довольно много, как о группе, так и о фестивале.  Он согласился на эти вопросы ответить.

Repus

О группе Repus Tuto Matos

Песня «Repus» поётся на непонятном языке.  Что это за язык, о чём песня?

Песня исполняется на несуществующем языке, придуманном нами.  Здесь суть в интонации отдельных звуков, слов и их переплетений.  Repus для нас не просто песня — это своего рода заклинание, и воспринимать его как нечто выраженное в смысловой нагрузке, это значит отвлечь слушателя от более важного, от подсознательного восприятия.  Здесь важно получить эффект недосказанности, выразится именно на эмоциональном уровне.

Какое в целом место в вашей музыке занимают тексты?  Насколько они важны для слушателя, понимает ли их кто-нибудь?

Всё зависит от каждой конкретной композиции.  В большинстве, конечно, всё вполне важно, вполне серьёзно продуманы все слова, их подборка и ритмические ходы, но есть и композиции, где вокал вообще не используется или используется очень редко.  Насчёт понимания вопрос лучше адресовать публике.  Знаю точно, что смысл некоторых наших песен люди воспринимают по-разному.  Это меня радует, как автора лирики.  Я считаю, что искусство не должно восприниматься однозначно.

На ваших концертах я регулярно слышу кавер на Die Krupps (To The Hilt) и Морлоков, реже — на Rage Against The Machine (Sleep Now In The Fire).  Как люди их воспринимают?  Какое место вы сами отводите каверам?  Нет ли ощущения, что они оттесняют вашу собственную музыку на второй план, что люди приходят послушать клёвый кавер на Die Krupps, а остальное — бонус?

Публика воспринимает хорошо, отрывается и всё такое.  Каждый наш кавер — это не просто тупой съём тублатур оригинала, это самобытная композиция, безусловно отталкивающаяся от первоисточника, но не копирующая его.  Мы вложили в эти песни кусочек себя и считаем, что они очень хорошо вписываются в концепцию нашей концертной программы.  Насчёт оттеснения, я лично об этом не задумываюсь, мне нравится исполнять эти песни, и это меня вполне устраивает.

Вы выступаете не только в Питере: иногда ездите с концертами по стране.  Как отличается приём здесь и там?

Приём зависит ведь не только от публики, но и от организатора в первую очередь.  Ведь он собирает всех: артистов, публику.  Поэтому не хочу как-то делить это по регионам, хотя безусловно можно сказать, что в мегаполисах количество публики в разы больше, а есть места, где сцена отсутствует совсем и люди не воспринимают подобную музыку.  Один из самых тёплых приемов за последнее время был на ENERGY Open Air в Украине этим летом.  Нас очень хорошо приняли и оранизаторы и публика.

Вы очень редко продаёте на концертах диски, а кроме дисков больше вообще ничего не помню.  Есть ли у вас вообще цель хоть что-то заработать своей музыкой?

Слово «заработать» здесь врядли подходит.  Периодически на наших концертах можно приобрести футболки, раньше были диски.  Зачастую мы не выставляем мерч, зная, что в клубе нет специально оборудованного места и человека для осуществления дистрибуции.  К тому же посетители клубов, в большинстве, все же предпочитают оставить свои деньги в баре.  Тем не менее, любой желающий может приобрести себе футболки, как и CD-релиз «Хорошо», связавшись с нами в интернете.  Вся необходимая информация есть на нашей странице vk.

Есть мнение, что альбомами музыку сейчас уже мало кто слушает, и музкантам удобнее и интереснее выпускать не альбом в год, а сингл в месяц или EP в квартал.  Что ты об этом думаешь?

Мы сами редко выпускаем релизы, делая большую ставку на живые выступления и шоу.  Поэтому на данный момент наш основной формат — это live-видео.  Это не отточенный и не вышкуренный на студии материал, зато, достаточно честный.  Среди студийных работ есть два EP.  Мне этот формат действительно близок, потому что занимает меньше времени и, действительно, вполне востребован.  Тем не менее, наша работа над полноформатником продолжается.

В ремиксе от RTM на The-Pulsar едва заметны следы оригинала.  Почему он получился именно таким?  Ты сам считаешь его ремиксом или кавером?  Каким должен быть хороший ремикс и хороший кавер?

Я назвал бы это скорее ремейком.  Я говорил уже о самобытности каверов.  С ремиксами то же самое, и чем больше, тем лучше, на мой взгляд.  Конечно необходимо оставить что-то и от оригинала, иначе, это уже будет совсем другая тема.  У нас с The-Pulsar достаточно разная подача в музыке.  Мы просто попытались выразить данную композицию «своими словами».  То что получилось, вы вполне смогли оценить.

О фестивале Black Room Fest

Что символизирует название «Black Room Community»?

Да, действительно, есть такая комната.  Она существует и сейчас, правда отделана в другом стиле.  Это комната, в которой мы начинали писать и сводить музыку, зачастую, просто тусовались, рождали различные идеи.  Она была тогда отделана материалом чёрного цвета, за что и получила своё название.  В последствии, когда речь зашла о названии нашей промо-группы, мы решили отождествить её с этой комнатой.

Какова идея фестивалей BRF?  Насколько удалось её реализовать в BRF2?

Идея фестиваля — объединить отечественную индустриальную сцену (имеется ввиду также и пост-советское постранство), представленную во всём своём разнообразии.  Эти попытки совершались уже другими промоутерами в Питере, но, в основном, не имели продолжения.  BRF II собрал на сцене исполнителей различных направлений, таких как dark electro, ebm, aggro, tbm, breakcore, idm и весь фестиваль вкупе получился вполне монолитным по звучанию.  Не было ощущения, что какой-то отдельный исполнитель не вписывается в концепцию.  На мой взгляд — это самое важное достижение BRF II.  Впервые для себя мы сделали фестиваль с тремя привозными проектами — это Freakangel (Эстония), Т44 (Украина), Боевые Калькуляторы (Н.  Новгород).  Думаю, это также было интересно публике.

Какие ошибки BRF1 были учтены в BRF2 и какие изменения будут в следующий раз?

Главное — это выбор площадки.  Первыми критериями был для нас звук и посещаемость клуба нашей аудиторией.  Поэтому, в этот раз, выбор пал на клуб «Улитка на Склоне».  В дальнейшем мы планируем делать фест более насыщенным в плане оформления зала и, как минимум, не понижать планку в подборе артистов.

На BRF2 был ведущий (человек с микрофоном), довольно редкое явление на тёмной сцене.  Как возникла эта идея?  Как люди её оценили, был ли вообще какой-нибудь эффект?

Эффект, безусловно, был.  Зачастую, люди приходят на фестиваль не зная расписания, а некоторые даже не знают, кто будет перед ними выступать.  Ведущий решает эту проблему, а также помогает собрать народ возле сцены и подготовить к предстоящему выступлению.  В общем, очень важный элемент в фестивале!

Каким ты видишь место диджеев на фестивалях, на концертах?  Насколько их работа важна, можно ли считать её самостоятельным творчеством?

Наш фестиваль максимально ориентирован на выступления лайв-проектов, поэтому ди-джеи в данном контексте помогают ликвидировать затишье в зале, в перерывах между выступлениями групп, создавая 15-20 минутные сеты, и сохраняя тем самым публику на танцполе.  В этот раз они своими сетами также открывали и закрывали фестиваль.  На других мероприятиях всё может происходить и происходит зачастую совсем иначе.

Как отбираются группы?  Приходилось ли выбирать между одинаково желанными группами потому, что всем не хватит времени?  Как принимались такие решения?

Конечно, время фестиваля ограничено.  Количество присылаемых заявок от музыкантов несоизмеримо больше реально возможного лайн-апа.  Поэтому приходится крайне избирательно подходить к вопросу выбора проектов.  Но фестиваль имеет продолжение, поэтому, мы планируем приглашать в будущем те проекты, которые интересны нам и нашей аудитории.

Чем Black Room Fest в твоём представлении отличается от других фестивалей? Какой опыт ты пытаешься перенять у других, каких ошибок избежать?

В первую очередь — настроение, атмосфера фестиваля.  К нам приходят люди в первый раз и не чувствуют себя «не в своей тарелке».  Мы пытаемся создать оптимальную обстановку для выступления артистов и восприятия их публикой.  В принципе, я считаю, именно поэтому мы получаем множество позитивных отзывов после проведения мероприятий.  Также мы даем публике возможность знакомиться с новыми именами, ранее не слышанными вживую в нашем городе, притом, что имеем сложившийся костяк из питерских известных и качественных проектов.

Касательно того, чего хотелось бы избежать в организации — это непонимание наших идей со стороны администрации клубов, хотя, в последнее время, это происходит всё реже.  Также — это несогласование дат с другими промоутерами.  Зачастую в один день могут проходить два, а то и три тематических мероприятия, и все организаторы в этом случае в той или иной мере теряют посетителей.

Чем фестиваль отличается от обычного концерта нескольких групп?

Во-первых, временной формат фестиваля — это вечер-ночь.  За это время можно достаточно плотно и насыщенно подобрать программу, чего нельзя сделать при обычном концерте, формат которого, в основном, либо вечерний, либо ночной.  Ну и конечно это дух и настроение фестиваля, когда смена групп идёт достаточно часто, есть ведущий, есть концепция и главное, продуманный подход организации.  В связи с этим увеличивается посещаемость, что очень вдохновляет и организаторов и музыкантов, которые могут донести своё творчество до новой аудитории.

Сложно ли организовать фестиваль?  Сколько человек участвует в этом?  Сколько времени на это уходит?

Сложно организовать фестиваль в первый раз в новом месте.  Если имеется опыт и есть от чего отталкиваться, то это всегда легче.  Времени на подготовку уходит много.  BRF II готовился за два месяца до даты проведения: велись договоренности с будущими участниками, готовился дизайн и оформление, шли согласования с клубом, устраивались различные пиар-акции, как в интернете, так и в реале.  Мне помогало в этом с десяток людей, на каждого из них были возложены определённые задачи и, мне кажется, мы все прекрасно с ними справились.

Нет ли планов организовать фестиваль межгородского масштаба, куда съехались бы не только музыканты, но и зрители из других городов?  Что этому мешает?

Этому ничего не мешает, главная проблема в том, чтобы люди из других городов поимели желание приехать на наш фестиваль, ведь не каждый сможет просто взять и выложить 3-4 тысячи, а то и больше на дорогу до Питера и обратно и комфортное времяпрепровождение на фестивале.  Для таких решений многим нужен хороший стимул, а он, на мой взгляд, заключается в соответствующем уровне мероприятия, его эксклюзивности.  Мы стремимся выйти на данный уровень и, определённо, делаем в этом успехи.  Уже сейчас на фестивале среди публики зачастую можно встретить людей из других городов и иностранцев.

Насколько рентабельна организация концертов и фестивалей?  Если она отрицательна, что движет тобой, как организатором?

Признаюсь, зачастую мероприятия становятся для меня финансово убыточными, но всё это покрывают эмоции от произошедшего.  Именно эти эмоции дают стимул к продвижению.

Ещё 5 лет назад реклама мероприятий в основном сводилась к расклейке афиш и распространению флаеров.  Сейчас этого не происходит.  Какие сейчас используются информационные каналы, насколько изменилась эффективность?

В большинстве случаев сейчас задействован Интернет, как самый удобный и, пожалуй, самый эффективный способ доведения информации до публики.  Особенно, популярны социальные сети, блоги в ЖЖ и прочее.  Расклейка афиш ушла на второй, а может и более дальний план, в основном, из-за исполнителей данной услуги.  Зачастую приходится контролировать расклейщиков, которые не в срок и не в полном объеме выполняют свои обязательства при этом, требуя от заказчика полной предоплаты.

Ситуация с флаерами не столь писсимистична, они продолжают работать при правильном подходе к этому способу пиара.

Ты давно занимаешься организацией концертов.  Как меняется публика, её количество?  С чем это связано?  Каким ты видишь будущее тёмной сцены и околоиндустриальной музыки?

Занимаюсь организацией достаточно давно.  В этом году BRC отметили пятилетие.  Публика с 2005 года заметно, если не сказать тотально, изменилась.  Мне кажется это вызвано падением интереса к субкультуре у одной, более взрослой части аудитории ввиду появления интересов новых, и, наоборот, повышением интереса у молодежи, затравленной цензурой и форматом наших СМИ.  И всё же на BRF я часто встречаю старых тусовщиков, всегда им рад, как и новому поколению.

Тёмная сцена, по мнению некоторых промоутеров, в данный момент терпит упадок.  Я с этим не совсем согласен.  Возможно, какие-то промо-проекты сейчас чувствуют тот самый упадок, но, на мой взгляд, лишь потому, что промоутеры данных проектов не в состоянии привлечь к себе новую публику и рассчитывают на тех, кто посещал их мероприятия два-три года назад, не делая при этом поправку на то, что публика меняется, а новая аудитория ждёт новых зрелищ, новые лица на сцене, а не переходящие из раза в раз штампы с одинаковыми именами, минимально вложенной фантазией промоутера и, в результате, полупустыми залами и унылой обстановкой.

В целом, тёмная сцена вполне разнообразна.  Здесь и готика и индастриал, ebm и aggro, dark folk и cyber metal, future pop и psy chill и много-много чего ещё.  Если разобраться, то тёмная сцена сейчас, пожалуй, является наиболее насыщенной различными направлениями и, безусловно, имеет интерес публики.

Что касается именно индустриальной сцены, то скажу, что она всегда была в андеграунде, не смотря на то, что и здесь есть свои звёзды, в основном зарубежные.  Эта субкультура, на мой взгляд, была и будет оставаться на данном уровне популярности, за исключением отдельных, коммерчески спродюссированных проектов.  Звучание пост-индустриальной музыки, на мой взгляд, в будущем будет чаще сводится к таким стилям, как breakcore, orbital, отчасти idm и другим, менее популярным в нашей среде направлениям.  Другая часть публики — фрики и кибер-готы, останутся в среде более доступной для восприятия танцевальной музыки типа dark electro, aggrotech и tbm.  Нельзя также забывать про такие направления, как noise, drone и сопутствующую шумовую и экспериментальную музыку.  Эти направления имеют свою аудиторию, свои регулярные события и фестивали.  Периодически я приглашаю участников этой сцены на свои мероприятия и они достаточно колоритно вписываются в общую концепцию.


Другие интервью: